Почему мастера традиционных школ боевых искусств не участвуют в соревнованиях по смешанным единоборствам?


Этот вопрос с постоянной периодичность ю всплывает в интернет схватках латентных единоборцев, как правило находящихся в разных стадиях полового созревания. Казалось бы, ответ содержится в самом вопросе – зачем им это надо? Те самые мастера боевых искусств, о которых идёт речь живут на этом свете и тяжело тренируются куда дольше, чем существуют правила проведения турниров по смешанным единоборствам. Видимо никому так и не удалось аргументировано объяснить этим уважаемым людям необходимость участия в подобных состязаниях. Но вопрос даже не в этом. Ведь, возразят мне, у этих мастеров есть ученики, которые живут в разных уголках нашего мира. В том числе молодые и подготовленные. Как быть с ними?

 

Многочисленные Рюха каратэ, как и цюани с гуанями ушу - это методики обучения максимально эффективному использованию своего тела, то есть своего естественного арсенала. В контексте нашего разговора, на повестке дня возникает вопрос – что из себя представляет тело, которое намерено начать долгий путь в поисках собственной эффективности?  Точнее так, в чем его, тела, отличие от тел тех, кто через собственную практику доказал эффективность своих школ и обеспечил их жизнеспособность.

Для этого необходимо ответить на вопрос, кто занимался боевыми искусствами в момент их становления и рассвета. Известный специалист по истории китайского ушу Дмитрий Моисеев в своих публикациях приводит следующие основные категории практиков в различные этапы формирования китайского ушу: охранники торговых домов и караванов, телохранители, члены охранных обществ и отрядов самообороны. Позднее члены тайных обществ и кулачных союзов. То есть профессионалы, для которых эти занятия являлись исключительно вопросом выживания. Этому в немалой степени способствовало появившееся, после периода воюющих царств и возникшее на волне распространения конфуцианства разделение на гражданское и военное, где последнее относилось к малопочтенным занятиям никоим образом, не способствовавшим ни карьерному росту индивидуума, ни его авторитету среди соплеменников. То есть единственной мотивацией для занятий единоборствами служила польза, которую они давали в плане продления жизни в условиях максимально приближенным к ее, жизни, утрате.

 

Сегодня все ровно наоборот. Если не считать расплодившиеся секции любительского ММА, а говорить исключительно о значимых турнирах, таких как UFC или Bellator , то мы видим, что в клетку входят те самые профессионалы, для которых это в первую очередь работа, являющаяся источником выживания в современных реалиях, то есть заработка и своего рода «карьерного роста». Тогда как дошедшей до нас «традицией» занимаются любители. Хорошо это или плохо? Да никак! Эти два мира никак не пересекаются! ММА - это социальный лифт, тогда как традиционная школа - чаще всего комьюнити для вполне реализовавшихся людей, которым никогда и ни при каких обстоятельствах не объяснишь зачем им выходить в клетку. И вот здесь таится главная опасность для дальнейшего существования традиционных школ боевых искусств – перспектива превратится в музейный экспонат чья востребованность с годами будет только угасать. Велик искус для современного Сэнсея или Шифу выстраивать тренировочный процесс так, чтобы он доставлял его клиентам минимальный дискомфорт и тем самым снижал риск потери этого самого клиента. Однажды мой гость из одной европейской страны, побывав у меня на тренировке с печалью сказал – «Я понимаю, что тренироваться надо вот так, но, если я буду так тренировать в моем додзё – от меня все убегут!».

 

Парадокс состоит в том, что, отказываясь от традиционных по духу тренировок, исключая из процесса поединки, низводя все до ритуальной гимнастики такие клиент ориентированные наставники ускоряют, в том числе собственный крах.

 

Вот почему, переступая порог школы традиционны х боевых искусств вы должны совершенно ясно представлять себе ответ на вопрос - насколько наставник, которому вы собираетесь вручить свое время и надежды, владеет методикой обучения, принятой в школе. То есть насколько он интегрирован в так называемую «линию передачи» этой школы. Если ответ положительный и наставник делает свое дело честно - его ученики (именно ученики, а не клиенты) будут здоровы, крепки духом и телом и смогут вполне эффективно действовать как в любительских соревнованиях (где и должны проверять свои навыки те, кто не занимаются единоборствами профессионально) так и на улице. А это значит, что тренироваться они будут тяжело, не игнорируя в том силе различные формы спарринговой подготовки. А вот если кто-то из них захочет «выйти в клетку» и сойтись с профессионалами, ему придется для начала осознать и принять все риски и всю ответственность такого решения, существенно изменить свою жизнь и режим подготовки, причем, в первую очередь подгоняя арсенал под правила «боёв без правил». Но это уже совсем другая история.